ИЗДАНИЕ ПБ ГСПО

Военно-исторический альманах

Номера

• 2007 апрель №2

НА ПРИВАЛЕ

Новые приключения Маугли

ВАРВАРИН А.Г.

Балу очнулся от холода и неудобной позы. Недоуменно оглянувшись вокруг, он обнаружил себя плотно обмотанным толстым холодным канатом. «Каа, сволочь! – догадался медведь. – Греется!»

    - Эй, червяк! – недовольно буркнул Балу. – Разматывайся давай! Грелку нашел!
    Удав приподнял тяжелое веко и, тяжело вздохнув, распустил кольца.
    Освободившийся Балу попытался сделать несколько разогревающих приседаний, но дикая боль так ударила изнутри в медвежий череп – будто в мозг разом вцепились тысячи рыжих муравьев, - что косолапый упал навзничь.
    - Что это со мной, мудрый Каа? – простонал Балу.
    - Ну вот то-то! – оживился удав. – А то – червяк, шланг поливочный, на пятаки почикаю… Нефиг шило было жрать ведрами, предупреждал же…
    - Какое-такое «шило»?! – от удивления у Балу на секунду прекратилась мигрень.
    - Не знаю! – злорадно ответил змей. – Вам с Маугли виднее. Он где-то нашел, а пили вы вместе. А потом…
    - Что потом? – насторожился медведь.
    - А ты прислушайся…
    Балу встопорщил уши, поводил лобастой головой вправо-влево.
    - Ничего не слышу!
    - То-то и оно!
    В джунглях действительно стояла оглушительная тишина.
    - Что «то-то и оно»?! – мгновенно рассвирепевший медведь одним движением сцапал удава за горло мертвой хваткой. – Говори, гадюка, что было и где Маугли, а не то башку о баобаб разобью!
    - Ах-с-с, отпус-с-сти… - просипел Каа. – Расс-сскажу, ес-сли ничего не помниш-шь…
    Рассказ Каа был удивителен и странен. Позавчера утром удав решил поохотится на берегу Великой Реки. Пожелав по дороге «Удачной охоты» всем тем, кого он есть не собирался, и презрительно промолчав в сторону тех, кого он собирался съесть потом, змей достиг песчаного берега и, осмотревшись, спрятался в кустах. Утренняя дымка стелилась над ленивыми речными водами. Над джунглями разгорался восход и мудрый Каа невольно забыл о цели своего визита, любуясь феерическим зрелищем.
    Вдруг вода у берега взбурлила, и Каа мгновенно подобрался. Из воды осторожно появилась черная блестящая голова с большим стеклом вместо лица. Голова медленно повернулась направо, потом налево и исчезла.
    «Тюлени что ль мерещатся? – подумал Каа. – Да нет, не тюлень, стекло-то откуда у тюленя? Фигня какая-то. Ладно, подождем-с…» Что такое стекло – удав знал, приносил Маугли из заброшенной деревни.
    Загадочный зверь не заставил себя ждать. К неожиданности Каа из воды разом вынырнуло полтора десятка таких же черных голов, и на берег стали выходить необычные существа: с огромными лягушачьими ластами на нижних лапах, со странными горбами на спине и держащие в руках подозрительные короткие палки – что-то типа ружей у Людей из Деревни.
    Существа, повозившись со стеклами на лицах, горбами на спинах и ластами на лапах, вдруг как-то разом ото всего избавились и превратились в Людей, но не похожих на деревенских из-за черной блестящей кожи и непонятного языка, на котором они стали тихо переговариваться – в основном одно-двухсложными словами
    «Очень странно, - подумал мудрый змей. – Отродясь не припомню, чтобы Люди под водой жили…»
    Черные Люди между тем стащили с себя кожу, чем повергли Каа в полную прострацию. «Так они из рода Змей?! Сбрасывают кожу?! – в изумлении рассматривал Черных Людей удав. – Да-да, отец – Великомудрый Удав Ка, - что-то мне рассказывал, когда мы после удачной охоты вместе переваривали Бандерлогов… Жаль, что сильно хотелось спать, и я нифига не запомнил…»
    Люди-Змеи тем временем достали какие-то непонятные предметы и листы бумаги, начали спорить, все более и более повышая голоса.
    « Надо бы познакомиться с дальними родственниками, - подумал Каа, - да показать им места удачной охоты».
    Змей выполз из своего убежища и, приняв позу вопросительного знака, громко произнес: «Мы с вами одной крови, вы и…»
    Закончить ему не дали. Что-то тяжелоё сильно ударило удава по затылку, и он потерял сознание.
    Очнулся Каа от боли и запаха дыма. Себя он обнаружил плотно примотанным к поваленной пальме, а неподалеку горел костер, и ходили Люди-Змеи. Покрутив гудящей головой змей увидел рядом еще одного Человека-Змею, энергично заостряющего длинный тонкий бамбуковый шест и плотоядно поглядывающего на Каа.
    «Азохам вей!!! – с ужасом подумал Каа на почему-то внезапно вспомнившемся языке. – Они мине таки собираются кушать?!!»
    От ужаса происходящего мудрый змей вдруг стал понимать речь Людей-Змей. Он услышал, как затачивающий шест громко спрашивал Иваныча – на большие куски рубить змеюку, али нет. Он услышал, как в ответ Иваныч с матюгами ищет соль и перец, а змеюку вообще советует обмазать глиной и запечь живьем в углях. Кто-то при этом советовал аккуратно удалить кишки через ж.. (здесь Каа не понял слова, но догадался), а на их место набить душистых травок.
    От дикого страха, почти теряя сознания, неожиданно для самого себя Каа заорал на еще одном полузабытом языке Людей:
    - Ратуйтэ! Ох, ратуйтэ, хлопци, казака вбывають!..
    Реакция Людей-Змей была быстрой. Они все вдруг замолчали, пригнулись, побросали кто что держал, похватали короткие палки-ружья и цепью двинулись в глубь джунглей. Каа лихорадочно думал, что делать дальше. Спасенья не было…
    Рядом зашуршало. Удав поднял глаза и увидел, как из кроны баобаба ящерицей по стволу спускается Маугли. От радости у старого змея выступили слезы. Маугли перерезал путы, сгреб полупарализованного страхом Каа в охапку и кинулся в реку.
    Когда они отплыли на безопасное расстояние и выбрались на берег, у мудрого Каа началась истерика. Он плакал, смеялся, говорил путая несколько языков Людей, Зверей и Птиц, метался из воды на берег и с берега на деревья… В конце концов Маугли молча подобрал увесистый сук и вдарил почтенного между глаз.
    Когда змеиные глаза вернулись на место, Человеческий детеныш спокойно строгал какую-то палочку.
    - Как ты пос-с-смел поднять руку на Мудрого Каа, мерзкое отродье Бандерлогов?!! - Каа даже попытался раздуть шею наподобие капюшона Матери Кобр. – Да я тебя…
    Маугли все так же молча тем же суком вдарил посильнее, но уже промеж отсутствующих ушей.
    Когда Каа очнулся, заканчивалась третья палочка… Извинившись и сославшись на старческий маразм, змей в деталях поведал Маугли об учиненным над ним насилием. Маугли поднялся, отряхнул с коленей стружки и вогнал кинжал в ножны.
    - Ты куда? – встревожился Каа.
    - Пойду разберусь с этими Людьми-Змеями!
    - Не ходи!!! – удав обвил ноги Маугли мощными кольцами. – Они и тебя съедят! Они едят себе подобных! Джунгли еще не видели такого! Надо поднимать Народ Джунглей!!!
    - Да погоди ты! – Маугли досадливо освободился от змеиных пут. – Люди не едят Людей! А ты наверняка ошибся, приняв их за родню – мало ли кто на свете может сбрасывать кожу. Да и кожа ли это… Я пойду. Обещаю – буду осторожен.
    Здесь Каа замолчал, поглядывая на Балу.
    - Что дальше? – нетерпеливо спросил медведь.
    - Дальше Маугли вернулся сюда странно веселый, принес два ведра с мерзко пахнущей водой под названием «шило», что-то шептал тебе на ухо, вы выпили воду и ушли вдвоем. Вернулся нынче ночью ты один и ползком. Всё, - удав вздохнул. – Нет, ты еще что-то говорил про Шерхана, британский флаг, Табаки, какого-то Тузика и грелку. Я подумал, что ты хочешь согреть меня.
    -Да-а, дела!.. – Балу уж как-то совсем по-человечески сплюнул и поскреб когтями затылок. Каа с любопытством наблюдал за ним…
    - А где Багира?! – встрепенулся Балу.
    Удав хмыкнул, пожевал тонкими губами, но все-таки ответил:
    - Она тоже с вами выпила «шила», после уже, из второй порции…
    - И что?
    - Потом вы ей сказали, что халява не прокатит, и что пусть она тогда обеспечит какую-то «закусь»…
    - И?!
    - Ну, охотиться она уже не могла, поэтому позвала коршуна Чиля…
    - И что Чиль?
    - Что-что!.. Прилетел, аки голубь. Ему тоже дали отхлебнуть пару раз и послали за ибисами на Большое Болото…
    - Принес?
    - Принес! – тут Каа начал было хихикать, но под грозным взором Балу, смутился, закашлялся и продолжил. –Букет кувшинок он принес. Подарил Багире и стал предлагать ей крыло и сердце. А Багира с шила не поняла, ну и…
    - Ну, и что?
    - Ну и всё!.. – Каа вдруг всхлипнул. – Сердце Чиля вы действительно отдали этой кровожадной кошке…
    Удав мотнул головой, и Балу, машинально обернувшись, с ужасом увидел под корнями дерева матобу окровавленный комок перьев.
    - Не может быть! – ахнул Топтыгин, хватаясь за голову.
    - Ты, кстати, больше всех восхищался Чилем! – мстительно прошипел змей. – Особенно его окорочками!.. И кричал, что теперь ты будешь Глазами Джунглей…
    Балу встал и молча пошел прочь. Жить после такого не имело смысла. Лапы сами несли его к Великой Реке. «Утоплюсь! – думал косолапый. – А перед этим растерзаю проклятых Людей-Змей».
    На берегу веселье шло полным ходом. Горел огромный костер, и в его свете две фигуры – Маугли и Черной пантеры плясали под бесноватую музыку невиданный танец.
    - Девочка сегодня в баре, девочке пятнадцать лет! - во все горло орал Человеческий детеныш, подпрыгивая вразножку и кувыркаясь через голову, а Багира черной тенью скакала вокруг него. Стоящие полукругом Люди-Змеи дружно хлопали в ладоши и притопывали ногами с улыбками на лицах.
    У Балу потемнело в глазах. С диким ревом он кинулся на пришельцев. Те недоуменно обернулись, но, увидев летящего в прыжке огромного медведя с оскаленной пастью, куда-то вдруг все исчезли. Балу с размаху врезался в танцующих, сбил их с ног, и они втроем вкатились в костер.
    Слова, которые выскочившие из огня Маугли и Багира громко кричали Балу в морду, были ему незнакомы, но косолапый смутно догадывался об их смысле.
    Когда все успокоились, выяснилось, что старый склеротик Балу все спьяну забыл, что Чиль жив и здоров, только немного не в себе, а перья под деревом – это остатки «Новогодней Утки с Яблоками, Запеченной Целиком», которую Вожак Людей-Змей Иваныч подарил Народу Джунглей в обмен на фрукты. И, кстати, никакие они не Люди-Змеи, а вовсе даже Люди-Летучие Мыши.
    Тут Балу окончательно запутался, головная боль опять ударила изнутри, и сердобольный Иваныч поднес бедному медведю половинку кокосового ореха со словами: «Похмелка! Прими-ка на грудь, Потапыч!». Жидкость пахла все тем же шилом, а никакой не «похмелкой», поэтому Балу принимать её на грудь не стал, а попросту вылил в пасть.
    Полегчало. «Какой интриган и провокатор!» – подумал Балу про Каа, но бежать и бить морду подлому Змею почему-то сейчас не хотелось, ибо мир начинал наливаться сочными красками, а на угрюмой медвежьей душе становилось все радостней и светлее.
    После третьей порции «похмелки» Балу простил всех, и даже пытался признаться в вечной дружбе коршуну Чилю, но пернатый лишь хрипло декламировал: «…Я – фея из бара, я – летучая мышь!..», и требовал повесить его обратно на ветку, причем обязательно вверх ногами.
    После четвертой порции медведь решил-таки выяснить, откуда в Джунглях появились Люди-Летучие Мыши, и где, собственно, они живут. Иваныч охотно объяснил, что взялись они с Подводной Лодки, а попали в Джунгли по ошибке. Им, вообще-то, нужен был Меконг, но из-за 23-го февраля и «кубометра шила» Штурман все перепутал и высадил их на Ганге. А живут они очень далеко, но если Балу хочет посмотреть, то – пожалуйста, Иваныч приглашает его, Маугли и Багиру к себе в гости. А если же гости ещё и помогут Иванычу разобраться с врагами в устье Меконга, то Иваныч вообще обязуется поить всех троих «шилом» безостановочно до прибытия к нему домой.
    Перспектива была заманчивой, да и долг платежом красен: выяснилось, что из вредного Шерхана Люди-Летучие Мыши успели сделать красивый ковер (по просьбе Маугли), а Табаки был избит, надут с помощью устройства «воздушный компрессор портативный» через естественное отверстие и со смехом пущен вниз по Великой Реке.
    Повидать другие страны на старости лет показалось Балу весьма интересным. Да ещё с таким интересным попутчиком, как Иваныч…
    Путешествие к таинственному Меконгу прошло весело, за исключением пары случаев. Когда на поверхности Великой Реки появилась Большая Рыба – Подводная Лодка, - Балу, Маугли и Багира уже не удивлялись ничему и никому, а хотели только побыстрее встретиться с врагами Иваныча. В брюхе Большой Рыбы было тепло и светло, кругом перемигивались удивительно красивые светляки, хорошо и вкусно пахло, особенно у небольшой пещеры под названием «камбуз».
    У пещеры под названием «гальюн» пахло гораздо хуже, к тому же Маугли там что-то не так сделал, отчего в «гальюне» засвистело, забулькало, и из маленькой пещерки хлынуло очень много всего разного и неаппетитно пахнущего. Балу решил, что даже слону Хатхи столько б не навалить и за год.
    Маугли надавали по шее невесть откуда взявшиеся Люди-Мореманы, сунули ему в руки «швабру» и ведро, приказав «вылизать палубу начисто». Человеческий Детеныш лизать ничего не стал, а размотал странную кишку из красного ящичка, потом покопался в этом же ящичке, и из кишки вдруг хлынула вода. Маугли стал поливать «палубу» сильной струей. Балу подумал, что такой струи нет ни у кого в Джунглях, даже у слона Хатхи. От этого медведь еще больше зауважал Большую Рыбу.
    Человеческому Детенышу забава явно понравилась, поэтому он со смехом направил мощную струю на вновь прибежавших Людей-Мореманов, которые – наверное, от удовольствия, - стали дружно плюхаться в поднявшуюся выше щиколоток жижу из «гальюна». Правда, они при этом кричали одно и то же, грозились кого-то убить и почему-то называли Маугли «козлом». В конце концов примчался Иваныч и несколько Людей-Летучих Мышей, тоже приняли участив игре, а потом расшалившегося Маугли увели.
    Позже выяснилось, что Человеческий Детеныш нарушил какой-то очень важный «Устав», за что Вожак Людей-Мореманов пообещал Иванычу «продуть этот зверинец через торпедный аппарат». Иваныч расстроился и ушел с Вожаком, которого еще звали «Капраз», пить «шило». Через некоторое время все Люди-Мореманы к ним присоединились, так как тоже считали себя оскорбленными. Звали и Балу, но медведь, огорченный поведением своего воспитанника, отказался и отправился побродить по внутренностям Большой Рыбы.
    Скоро он вышел в большую пещеру, где находились несколько Людей-Мореманов, которые сначала хотели прогнать его с какого-то «мостика», но потом смилостивились и даже дали Балу посмотреть в «перископ». В «перископе», кроме волн и огромных лодок вдалеке, ничего интересного не было.
    Медведь из-за вежливости спросил, что делают так далеко от берега эти лодки. Ему снисходительно объяснили, что это – Большие Противолодочные Корабли Америкосов, которые хотят их поймать, но хрен чего у них получится. Потом косолапому посоветовали «валить отсюда», потому что вот уже должен был прийти «Капраз», а он шутить не любит. В ответ Балу объяснил, что скоро «Капраз» точно не придет, так как вместе с Иванычем и остальными пьет «шило». Люди-Мореманы начали как-то странно переглядываться и стали по одному исчезать.
    Балу потоптался по опустевшей пещере, еще разок посмотрел в «перископ» на Большие Лодки, и, от нечего делать, принялся трогать, крутить и надавливать всякие разные маленькие штучки. Ему очень понравилось, как некоторые светлячки при этом меняют свои цвета – с красного на зеленый и наоборот.
    Вдруг наверху что-то зашумело, засвистело и бухнуло, Большую Рыбу сильно тряхнуло. И – чуть погодя, - еще три раза… Балу, чтобы не упасть, ухватился за «перископ». Он испугался, что натворил что-то наподобие Маугли в «гальюне». Но все было тихо. Медведь рассеяно заглянул в «перископ» и обомлел от красоты: на месте Больших Лодок горели огромные яркие и очень красивые костры. Причем из этих костров время от времени что-то взлетало и тогда огни загорались в голубом небе. Такого Балу еще не видывал.
    Сильнейший пинок по филейным частям прервал его созерцание. Разъяренный медведь быстро повернулся к обидчику, но выражение лица «Капраза» заставило его пожалеть, что он не бурундук , и что ему не скрыться от гнева Вожака в даже такой огромной Большой Рыбе…
    Багира проснулась в капитанской каюте от неясного шума, зевнула и прислушалась. Где-то сильно ругали Балу и Маугли. То, что Балу отобьется, пантера не сомневалась, а вот за Человеческим Детенышем следовало бы присмотреть. Огромная кошка потянулась и бесшумно выскользнула из каюты. Чуткий слух донес до Багиры отдаленные всхлипывания Маугли. Багира оскалилась и понеслась черной тенью по отсекам и переходам. Добежав до большой круглой двери, за которой явственно слышались причитания ее любимца, пантера со второго раза приловчилась и крутанула большое круглое колесо. Дверь открылась, и Багира скользнула вовнутрь. Связанный по рукам и ногам Маугли лежал на полу около огромных круглых штуковин, похожих на уложенные в штабель стволы деревьев.
    Увидев Багиру, Человеческий Детеныш испуганно замолчал. Пантера быстро перегрызла веревки и усадила Маугли, оперев его спиной на стенку.
    - Ну! – грозно рыкнула Багира. – Что здесь происходит?! Кто посмел тебя связать и где Балу?
    - Багирочка, не ругайся, - Маугли умоляюще глядел на грозную пантеру, - я просто немного поиграл с Людьми-Мореманами, а они связали меня и грозились запихать в «торпедный аппарат»…
    Багира не поверила ни единому слову Маугли, но без Балу в ситуации было не разобраться.
    - Куда-куда тебя собирались запихать, Человеческий Детеныш? – сердито переспросила пантера.
    - Вот сюда! – Маугли ткнул пальцем в круглые штуковины.
    - А зачем?
    - Не знаю…
    Багира с любопытством уставилась на шесть торпедных аппаратов.
    - Хм, интересно, может быть, там дальше есть выход куда-нибудь еще?
    Пантера принялась дергать за разные рычаги и ручки, чтобы открыть аппараты, но ничего особенного не случилось. Правда, после рывка за какую-то штуку, что-то рассержено шипело и Подводную Лодку чуть сотрясало, но и все… Когда после шестого шипения и сотрясания больше ничего не изменилось, Багира утратила интерес к аппаратам.
    Решив возобновить допрос Маугли, пантера повернулась к нему…
    Тем временем морально раздавленный Балу забился под штурманский столик и обреченно слушал, как Иваныч с «Капразом» энергично обсуждают его судьбу. Вдруг Большая Рыба еле ощутимо вздрогнула. Потом еще и еще…
    Вожак Людей-Мореманов замер на полуслове, побледнел и метнулся к «перископу». Через несколько секунд «Капраз» побледнел еще больше, отвалился от «перископа» и медленно осел на палубу. Иваныч недоуменно встал на место Вожака, тоже посмотрел, и, матерясь нехорошими словами, выскочил из отсека… Вдали шестикратно громыхнуло…
    Вечером в кают-компании весь непротрезвевший экипаж Большой Рыбы стоя и держа бокалы с «шилом» в руках умиленно слушал «Голос Родины». Иваныч, улыбаясь, обнимал вдрызг пьяных от шампанского и неожиданного прощения Балу, Маугли и Багиру.
    На голове Балу красовалась фуражка самого «Капраза», а Маугли, шевеля губами, пытался осмыслить непонятные слова из большого ящика, куда хитромудрые Люди-Мореманы сумели запихать Человека-Диктора.
    Человек-Диктор «Голосом Родины» вещал: «Сегодня, в 13-00 по Московскому времени, в районе устья реки Ганг, без вести пропала 4-ая авианосная эскадра 2-го Тихоокеанского флота ВМС США. ТАСС уполномочен заявить, что Правительство СССР и его ВМС не имеют к данному прецеденту никакого отношения, равно как и ВМС союзных СССР государств. Указом Президиума Верховного Совета СССР командир Большого Рыболовного Сейнера капитан первого ранга Иванов награждается званием Героя Советского Союза и внеочередным повышением в звании за успешно проведенный подкорм сельдевых и акульих пород промысловых рыб в бассейне Индийского океана… ™

[К оглавлению]



Copyright © ПБ ГСПО 2007. При перепечатке ссылка на ПБ ГСПО обязательна.